Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро

Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро. Он так торопился закончить подготовку документов и необходимого оборудования для работы в клинике родного города, что на размышления у него почти не было времени. Сил оставалось лишь на то, чтобы добраться до дома, поблагодарить родных за понимание и горячий ужин и лечь в постель, чтобы забыться сном.

Но чем ближе подходило время отъезда, тем чаще ему снились сны, в которых неизменно присутствовала Яна. Он соскучился по сероглазой девушке, которую знал всего несколько дней. Необычное и волнующее ощущение удивляло его еще и потому, что Остап никогда прежде не испытывал подобных чувств к кому Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро-то, кроме членов своей семьи.

Ко всему прочему его беспокоила Хелена. Стремясь как можно чаще попадаться ему на глаза, она начала заводить разговоры о семье и детях - с каждым разом все более откровенно. Хелена словно чувствовала, что в его мыслях поселилась другая женщина. Несмотря на то, что Остап никогда не давал ей надежды на более близкие, чем дружеские, отношения, она все настойчивее вмешивалась в его жизнь. Ее интересовало все - где, когда и с кем он проводит время, включая завтраки, обеды и ужины, сколько времени собирается пробыть в командировке и какой гардероб с собой берет, как часто планирует прилетать домой Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро, и составил ли он список всех телефонов, по которым она может его найти.

Ее требования становились все более настойчивыми. Остап с трудом сдерживал гнев, чувствуя, что его целенаправленно загоняют в ловушку. Только воспоминания о поддержке Хелены в первые годы его пребывания в Торонто, их многолетней дружбе, а еще его зависимое положение от директора клиники Джона Родзинского удерживали Остапа от резких слов. Иностранцу тяжеловато найти новую высокооплачиваемую работу.

Приближение дня его отлета довело поведение Хелены до абсурда. Однажды она без предупреждения заявилась к нему домой на ужин. Несмотря на то, в пять утра Остапу предстояло в аэропорту следить за отправкой Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро важного груза, о чем он сообщил женщине по телефону, ему пришлось до поздней ночи развлекать ее и затем отвозить домой на своем автомобиле. Только многолетняя привычка спать ночью урывками, да лошадиная порция кофе позволила ему подняться в три утра и вникнуть в детали отправки.

Остап по горло насытился ее ревнивым недоверием и поэтому решил поговорить с женщиной откровенно, пусть даже ценой многолетней дружбы. С этой целью он сам впервые за последнее время пригласил ее в ресторан. Остап не знал, расстраиваться ему или радоваться, когда расстроенная женщина сообщила, что вынуждена отказаться от встречи, так как уезжает к беременной матери, наслаждающейся Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро покоем и свежим воздухом в нескольких десятках километров от Торонто. Хелена взяла вынужденный отпуск, чтобы на случай непредвиденных обстоятельств быть рядом, пока отец занят в клинике. Она долго сокрушалась, что не сможет проводить Остапа, как следует. Он не стал уточнять у нее, что означает "как следует", поспешно согласившись, что ее помощь матери необходима. Остап вздохнул с облегчением, невольно радуясь отсрочке неприятного разговора.



Чем меньше времени оставалось до его отлета, тем большее нетерпение он испытывал. И волнение тоже.

Месяц - немалый срок, и Яна могла забыть его. В конце концов, выбросить из головы, решить, что он слишком стар для нее. Красивая, свободная Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро, молодая, слишком молодая, она могла за это время встретить кого-нибудь и даже влюбиться. Это терзало Остапа и заставляло торопиться.

На этот раз ее ночное дежурство прошло относительно спокойно. Яна даже подремала несколько часов на диване в ординаторской.

В этот раз ей приснился Остап, такой, каким она запомнила его в день памятного поцелуя. Он снова целовал ее, и у Яны захватывало дух от еще непривычных ощущений. От возбуждения девушка застонала во сне и проснулась от собственного голоса.

На улице занимался рассвет, оживляя небо нежной розовой краской. Улицей проезжали одинокие машины, а люди еще досматривали самые сладкие сны. Яна Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро же больше не могла уснуть.

Она запретила себе мечтать об этом мужчине, но он сумел пробраться в ее сны - невероятно волнующие и разжигающие желание снова увидеть его наяву. Скорей бы.

Яна неожиданно поняла, что ждет возвращения Остапа с каждым днем все более нетерпеливо, сравнивая со всеми мужчинами, которые окружали ее. Она понимала, что знает о нем слишком мало, почти ничего, в то время, как о Сергее и Виталике - многое. Но это не мешало Яне верить, что Остап искренний и надежный.

Наивно? Возможно. Но именно так она чувствовала.

Яна умылась, расчесала волосы, вытянула из сумочки тушь и помаду, которые в Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро последнее время поселились в ее сумочке, подумала несколько секунд, глядя в зеркало, и вернула их на место, подсознательно моделируя ситуацию.

"Сегодня он приедет. Обязательно".

Возбуждение не покидало ее до традиционного утреннего совещания. Она специально вошла в конференцзал в последнюю минуту перед самым началом. Яне не хотелось, чтобы кто-то заметил, как она волнуется. Она медленно шла по проходу, вглядываясь в рассевшихся в первом ряду. Во втором, в третьем - по всему залу.

Сергей и Виталик сидели через стул. В последнее время они стали тенью друг друга, когда рядом с одним из них оказывалась Яна. В ее присутствии они больше не позволяли себе выяснять Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро отношения, но их враждебные взгляды говорили о многом.

Яна так и не согласилась пойти с Виталиком на свидание. Что-то постоянно мешало этому. Возможно, Яна подсознательно искала повод, чтобы не встречаться с ним наедине. Ее поведение, наверное, обижало Дубовского, но он молча кивал в ответ на очередное "извини". Парень продолжал настойчиво околачиваться возле Яны, чем доводил до белого каления Сергея.

Иногда Синичке казалось, что это не она, а какая-то независимая от нее старая вражда заставляет мужчин дразнить друг друга. Она то и дело оказывалась между двух огней. И сегодняшний день, судя по их дислокации, не стал исключением Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро.

Яна вздохнула, пытаясь уговорить себя, что вовсе не расстроена. Она устроилась на свободном стуле, ощущая себя буфером.

- Привет, мальчики.

Сергей тут же чмокнул ее в щеку, чем явно разозлил Виталика. Но тот сделал над собой усилие и улыбнулся.

- Замечательно выглядишь. Как прошло дежурство?

Галантен, ничего не скажешь.

Яна видела свое лицо и прическу в зеркале, но разрешила себе побыть слабой женщиной и дать возможность парню убедить, что и в самом деле выглядит замечательно.

- Спасибо. Неплохо.

- Хорошая новость.

Виталик еще что-то спрашивал. Сергей отвечал ему вместо нее. Сама же Яна больше ничего не слышала и не видела, кроме Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро единственного человека, который решительной походкой вошел в зал вслед за Раевским и обвел взглядом присутствующих. Он нашел ее и улыбнулся. Яна улыбнулась ему в ответ.

Ну и что с того, что она выглядит, как чучело. Зато Остап вернулся.

Это был, пожалуй, единственный момент во время утреннего совещания, который по-настоящему порадовал Яну.

Дальше Остап почти не смотрел в ее сторону. Он спокойно и деловито рассказывал присутствующим о предстоящих переменах в режиме работы хирургического отделения, перечислял операции, которые можно будет проводить с помощью нового оборудования, разъяснял требования к их исполнителям. Раевский довольно кивал в такт каждому его слову. Казалось, еще одно мгновение Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро, и "маэстро" примется дирижировать.

Яна издали любовалась легкими, но сдержанными движениями Остапа, худощавым подвижным лицом с двумя продольными морщинками на лбу. Странно, что она не замечала их раньше. Привычка откидывать пятерней непослушные пряди, то и дело падающие ему на лоб, да задорная улыбка, изредка появляющаяся на красивых губах в ответ на реплики из зала, делали Остапа похожим на мальчишку.

Синичка будто заново с ним знакомилась. А еще ей хотелось вновь почувствовать на себе его проницательный взгляд, но Остап ее почему-то игнорировал.

"Он на службе, делает важное дело".

Яна повторяла про себя эти слова, пытаясь угомонить нетерпение, но Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро какая-то часть сознания, насмешливо нашептывала: "Он забыл, что пригласил тебя на свидание. Не мечтай зря".

Яна мысленно топнула ногой.

Нет, на этот раз она собирается мечтать до тех пор, пока Остап не откажется от своих слов.

"Он просто занят. Он на службе".

- Кто?

Виталику пришлось тронуть Яну за плечо, чтобы она обратила на него внимание.

- О чем ты?

- Мне показалось, или ты действительно бубнишь "он просто занят" и что-то там еще?

Она чуть не проболталась.

- Да так, стишок один, детский, на ум пришел.

У Яны горели уши от необходимости лгать. Но не могла же она объяснить Дубовскому, о Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро ком сейчас думает. Вот если бы ее спросил Сергей... Нет, ему бы она тоже ничего не сказала. Это только ее тайна. И если Остап не сделает первый шаг, ее новое увлечение может остаться тайной - для всех. В этот раз она себя не выдаст.

- Кажется, этот парень считает, что он умнее нас.

- Кто? - Яна недоуменно уставилась на Виталика. Неужели она чем-то себя выдала?

- О госте, конечно. О ком же еще? Собирается учить, как нужно работать, будто мы без него не знаем.

- Точно, - подал голос Вороной. - Не слишком ли он молод для этого, как думаешь, Дуб?

- Ага.

Первый случай на Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро ее памяти, когда эти двое хоть в чем-то согласились друг с другом. Но Яну это не радовало. Она возмутилась.

- Думайте, что говорите! Человек приехал с благородной целью, оборудование привез, будет наших людей лечить, возможно, даже спасать. Мог бы себе спокойно сидеть в своей Канаде и не трястись по нашим ухабам. А вы тут не к месту гонор показываете, вместо того, чтобы поддержать.

Дубовский только хмыкнул, а Сергей спросил прямо:

- Ты чего раскипятилась, Синичка? Прямо раскраснелась вся.

- Я не раскраснелась.

- Мне, допустим, виднее, - не унимался Вороной, а Виталик отчетливо скрипнул зубами. - Может, хочешь сама у него Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро поучиться? Что, понравился?

Два подозрительных мужских взгляда Яна терпеть не собиралась, поэтому запальчиво, хотя и тихо, произнесла:

- Понравился. Довольны? Если нужно будет, то и учиться к нему пойду.

Видимо, такого ответа от нее никто не ожидал, и в разговоре возникла пауза, которой воспользовался пожилой анестезиолог, хмуря кустистые брови и грозя им толстым коротким пальцем:

- Не стыдно, молодежь? Мешаете. А я уже старый, плохо слышу. Угомонитесь, наконец.

Яна злилась на ребят, а еще больше на себя, но больше говорить на щекотливую тему не собиралась, поэтому с непокорным видом выпрямилась на стуле, скрестила руки на груди и плотно сжала губы, чтобы не сказать Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро что-то еще, такое же откровенное.

Сергей примирительно прошептал ей на ухо:

- Да ладно, не обижайся. Мы пошутили. Правда, Дуб? - Дождавшись утвердительного кивка Виталика, Вороной легко потрепал Яну по плечу. - Ты тоже пошутила. Согласись. Ты ж не знаешь этого мужика совсем. А, Синичка?

Яне совсем не хотелось признаваться в своем коротком знакомстве с Остапом. К тому же Сергей по-своему прав. Что она знает о нем? Кроме того, конечно, что он замечательно целуется.

- Ты прав.

- Вот и ладненько.

Вороной в знак примирения слегка приобнял ее, а Дубовский тут же толкнул его в плечо. Воспользовавшись случаем, Яна освободилась Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро от дружеского объятия.

Затем она поймала быстрый зеленый взгляд. На этот раз хмурый.

- Ну, как, нравится?

Если пыхтящий над ней окулист еще раз задаст подобный вопрос, она просто столкнет его на пол. Надоел уже со своей заботой. "Тебе удобно?" "Не жестко? "Может, помедленнее?"

Не могла же Виктория сказать этому очкарику, что именно так ей и нравится - жестко и стремительно. Приходиться довольствоваться тем, что есть. Во всяком случае, пока она не подыщет кого-то другого на его место.

Вика почти силой затащила мужчину в свой кабинет. Он был не против переспать с очаровательным психологом - но в уютной постели, с комфортом Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро. Вика же не желала ждать, пока закончится рабочий день. Подгоняла необходимость расслабиться, избавиться от злости, которая жгла ее мозг все то время, пока она сидела на медсовете и наблюдала за троицей "голубков".

Какой же проворной оказалась эта тихоня Синичка. Сумела таки прибрать к рукам Виталика. И как только ей это удалось? Отдалась ему, не иначе. По какой еще причине у мужчины может появиться подобный собственнический взгляд?

Виктория от нечего делать все больше заводила себя размышлениями по этому поводу. А о чем еще ей думать? Не о пациентах же.

Выступавший с докладом иностранец выглядел очень красивым, но слишком сдержанным и, скорее всего Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро, недостаточно обеспеченным, что в глазах Вики было почти самым большим его недостатком. Хотя... Нет, возможно, позже. Чтобы заполучить такого типа, требуется много времени и терпения. Ни того, ни другого ей как раз и не хватало.

Как же она недооценила маленькую пройдоху?

Вика кое-как сумела смириться с тем, что Сергей не захотел иметь с ней ничего общего. Однако непонятно, как он согласился терпеть еще одного мужчину рядом со своей драгоценной Яной? Может, она спит с ними обоими? Нужно обязательно поквитаться со всеми - побыстрее и побольнее. Но как это сделать?

Слишком много неприятных вопросов и мало ответов, а Вика любила контролировать Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро ситуацию. Ей просто необходима спокойная, трезвая голова. Существовал единственный способ - необходимо заполучить в свою постель хоть какого-то мало-мальски приличного мужика без особенных претензий. Иначе она точно сопьется от одиночества и злости.

Тут то ей под руку и попался моложавый окулист, давно не спускающий с нее масляного взгляда. Он случайно оказался рядом. Вика, покровительственно улыбаясь, позволила очкарику поразглагольствовать о единении душ и тел, о знаках судьбы и ее прекрасных глазах, а затем без угрызений совести уложила на кушетку в своем кабинете. Мужчина очень быстро забыл о высоких материях и невесте. О последней он неразборчиво пробормотал несколько Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро слов уже на пороге, и перешел к земному и насущному, чего Вика и добивалась.

Но окулист оказался не таким искусным любовником, как Вик или хотя бы Родзинский, и ей пришлось помечтать, чтобы получить удовлетворение. Ничего не помогало до тех пор, пока она не вспомнила об Эдде. И тогда Виктория взорвалась.

Ничего не изменилось. Никто другой не знал, что ей нужно в постели. Но Эд - неизвестно где, и поэтому она улыбнулась и потрепала своего любовника по спине.

- Замечательно. Встретимся вечером у меня дома. - Увидев проблески сомнения в его близоруких глазах, Виктория ехидно добавила, - Ты же не хочешь, чтобы твоя невеста Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро узнала о нас?


documentayqgkfp.html
documentayqgrpx.html
documentayqgzaf.html
documentayqhgkn.html
documentayqhnuv.html
Документ Глава 7. Для Остапа месяц пролетел на удивление быстро